Дорогой друг

[…] Не смею признаться тебе в том, что редкостный и тонкий фимиам, воскуренный тобой моим мелодиям, обворожителен для моего носа, так как мне в таком случае сейчас же пришлось бы принять вид слишком хорошо воспитанного идола, совершить кое-какие чудеса и пребывать в позе, весьма утомительной для нашего беспокойного времени. В остальном у меня нет никакого желания досаждать моим современникам гармониями, порожденными бессонницей. Я попросту ищу одобрения таких людей, как ты, тоже по-человечески потерявших интерес к слишком легковесным программам и желающих верить в музыку без компромиссов. Зачем искать везде прежде всего этикетку и тем низводить себя до уровня вещей, продающихся на базарах?

Будем же писать музыку, наполненную всей нашей жизнью, а не маленьким ее уголком, кажущимся нам редкостным только благодаря нашему задранному носу и праздной болтовне тех, кто ею (музыкой) не занимается; это не отразится ни на чьих литературах и философских системах.

Сказав это, я жду тебя к себе в один из ближайших дней и пребываю очень сердечно и дружески расположенным к тебе

Клодом А. Дебюсси.

📩 Раймону Бонёру [1861-1939; французский композитор, товарищ Дебюсси по Парижской консерватории].
📍 Париж
🗓 около 5 октября 1890 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *